Алина. О себе настоящей...

- Алло, пап, привет, как дела?
-Хорошо все. Дочка, я на работе. Что ты хотела?
-Давай встретимся, когда у тебя выходной?
-Давай, приходи в субботу с Мишей, я торт куплю. Будем ждать с Аленкой вас в гости.
-Хорошо, я позвоню тебе в пятницу, скажу, во сколько мы подойдем.

*******
Стоял теплый майский субботний вечер. Солнце пряталось за горизонт. Вечер был настолько тихий, что не колыхалось ни одно дерево. Во дворе стоял запах свежей листвы молодых кустарников. Мы уже подходили к папиному дому, когда я обратилась к Мише:
-Что-то я очень волнуюсь. 
Миша шел рядом, держа меня под руку. Сегодня на нем был надет черный костюм и белая рубашка – его любимый наряд для особенных встреч. Туфли вычищены до блеска, черные непослушные волосы аккуратно зачесаны. На его смуглом лице не читалось никаких эмоций – собранный, уравновешенный, готовый к встрече с моим отцом. 
Весь остаток пути – от двора до подъезда отца - Миша внимательно меня слушал, и лишь иногда, пожимая плечами, отвечал, что мой папа тоже, наверняка, волнуется, но все обязательно будет хорошо. 
Несмотря на Мишины заверения, мне с трудом верилось, что встреча пройдет гладко. Уже почти десять лет прошло, как папа с мамой развелись. И мы с отцом прекрасно понимали, что за несколько вечеров упущенное время не наверстать. 
- Мы друг друга не понимаем. Я для него так и осталась той маленькой девочкой. Он не верит, что я выросла. Мы даже не знаем, о чем разговаривать... Ох, спасибо, что ты рядом, - вздохнула я, прижавшись к Мише еще сильнее.
Он остановился и поцеловал меня в лоб:
- Я рядом.
Войдя в подъезд, я остановилась, Миша стал рядом. Посмотрев на меня, он не стал задавать вопросов. И я была рада, что не придется сейчас говорить. Мне нужно было собраться с мыслями и заставить себя расслабиться и улыбнуться. 
Мы стояли в этой тишине несколько минут. Я слышала, как открылась дверь папиной квартиры на втором этаже, как он крикнул Алене – своей жене, чтобы она ставила чайник. Заставив себя успокоиться, я взяла Мишу за руку, и мы поднялись в заветную квартиру. 
Папа стоял в коридоре. Он был одет по-домашнему. На нем были легкие светлые бриджи и тапочки. Майку он не надел – в квартире было очень жарко. В руке он держал пепельницу с догорающей сигаретой – видно, что он недавно закончил курить. В коридоре стоял запах смеси дыма и мужского одеколона. Увидев нас, папа улыбнулся и так неловко, по-детски протянул ко мне руки, желая обнять. 
- Привет, пап, - я поцеловала его в щеку. 
- Привет, ребята, заходите, Аленка уже стол накрыла, не стойте в коридоре - папа пригласил нас в комнату. 
- Добрый день, дядь Леш, - Миша поприветствовал отца крепким рукопожатием. 
- Добрый день, тетя Алена, - крикнула я невысокой хрупкой женщине, которая возилась на кухне с посудой и угощениями.
- Привет ребята, вы пока побудьте в комнате, я скоро вас позову за стол.
Разувшись, мы вошли в большую комнату, которая служила сразу и спальней и залом. Несмотря на заставленное помещение мебелью, оно казалось каким-то пустым. Одиночество здесь царило в каждой вещи. Огромный телевизор стоял почему-то на коробках, а не на столе, мягкий светлый диван занимал почти полкомнаты. Небольшой столик с новеньким ноутбуком был размещен возле окна. Рядом были навалены книги и диски. 
Войдя следом за нами в комнату, папа засуетился, пытаясь собрать диски или хоть как-то заполнить пустоту помещения своим присутствием:
- Ребята, не обращайте внимания, мы сюда только переехали, еще не успели разобрать все вещи. Так что, пока так, - пожал он плечами.
Я молча улыбнулась и посмотрела на папу, как бы объясняя глазами, что я все понимаю и знаю что такое переезд или же ремонт, - в таких случаях в квартире всегда царит хаос и беспорядок.
- Идите пить чай, - послышался голос Алены из кухни. 
Оставив верхнюю одежду на диване, мы с Мишей последовали за папой к его жене.
На кухне было очень уютно. Хотя комнатка и небольшая, но теплый тон обоев на стенах, белая кружевная занавеска, цветы на подоконнике, пухлый зеленый чайник и голубая скатерть на столе делали свое дело, - в этой комнате хотелось находиться как можно дольше.
- Вам помочь? – я обратилась к Алене, которая стояла к нам спиной возле печки, с чайником в руках.
- Ничего не надо, садитесь, я сейчас налью чая, - ответила женщина.
Мы сели за стол. Папа сел рядом и стал нарезать торт. Алена, наполнив чашки горячим напитком, также села рядом. Между нами повисло напряженное молчание. Чтобы сгладить ситуацию, папа решил поинтересоваться, в какой ВУЗ я решила поступить и когда будет выпускной.
- В июле, пап. Хочу стать журналистом. Ты же знаешь, как я люблю писать. Мне кажется, это моя стезя. Да и мама одобряет мой выбор, - стала рассказывать я, между делом поедая торт.
- Галочка тоже пишет, только стихи. Бабушка говорит, что у нее хорошо получается, - ответил папа.
«Вот оно, опять непонимание» - подумала я. «Причем тут моя двоюродная сестра, причем тут бабушка? Ох, как же много мы потеряли с того времени, как они с мамой развелись».
- Как дела у бабушки? - я продолжила эту бессмысленную беседу.
- Хорошо, передавала вам с Мишей привет.
Окончив чаепитие, мы втроем вернулись в комнату, Алена осталась на кухне убирать со стола. Миша присел на диван, а я подошла к груде разбросанных книг и дисков, пытаясь найти среди этих вещей тему для разговора, за которую можно зацепиться и обсудить. Тишину нарушил папа, который видимо тоже пытался понять, о чем можно поговорить с уже повзрослевшей дочкой.
- Аль, я тут ноутбук недавно купил, но не понимаю, как пользоваться интернетом, - папа подошел компьютеру и включил его, - может, ты мне поможешь?
Подождав, когда загрузиться система я стала объяснять:
- Конечно, вот смотри, тебе надо зайти в оперу, вот она, на рабочем столе, видишь? – я нажала на красный кружок, папа внимательно наблюдал, - потом в яндексе, в строке поиска вбиваешь информацию, которую хочешь найти, и все.
- Так, я понял, давай дочка, я тебе найду песню, которая мне очень нравится. Это Елена Ваенга, называется «Не плачь, девочка».
Папа быстро нашел нужную мелодию и включил ее почти на всю громкость. Комната заполнилась тревожной музыкой. 
Вслушиваясь в слова, я вновь поняла, как же много мы потеряли, и как мы глупы, что даже не хотим рассказать друг другу все то, что вот уже 9 лет рвет наши души. И слова текста, исполненные низким женским голосом, такие понятные и созвучные с моими мыслями: 
«Девочка моя, что же ты молчишь? Надо говорить… 
Надо понимать: за чужую боль тяжело платить…
Девочка возьми за руку отца, девочка держи, 
И не отпускай, тяжело любить, легче - потерять!»

Я вслушиваюсь в слова, опустив голову. Слезы ели сдерживаются. Боясь посмотреть на Мишу и папу, я подглядываю за ними из-под ресниц. Миша сидит, оперевшись на спинку дивана, его плечи расправлены, руки лежат на коленях, ноги слегка вытянуты вперед. Молодое безэмоциональное лицо, глаза открыты, но взгляд абсолютно пустой, возможно, он погряз в своих мыслях. А папа… Его глаза закрыты, тело расслаблено, руки опущены, на лице блаженная улыбка, и лишь иногда он покачивается в такт мелодии, губами, безмолвно, напевая текст песни.
*********************************
На улице уже было совсем темно, когда папа провожал нас до коридора:
- Алин, позвони, как будешь дома, а то я буду волноваться. Может вам такси вызвать?

- Нет, папа, тут не далеко, - улыбнулась я, потянувшись, чтобы обнять его на прощание, - спасибо большое за чай и торт, было вкусно. Теть Лен, спасибо большое, - крикнула я Алене, - до свидания.
- Удачи вам с Мишей, Алиночка, - раздалось из комнаты в ответ.
- Доброго вечера, дядь Леш, - папа с Мишей пожали друг другу руки.
Мы уже были в подъезде, когда папа снова обратился к нам:
- Миш, где ты покупал костюм? Я тоже хочу себе, но не могу найти.
- Пап, это мы на рынке брали, - ответила я, - если хочешь, позвони мне, когда у тебя будет время, я тебя свожу к тому продавцу.
- Хорошо, я позвоню, спасибо что пришли, ребята, - ответил папа, закрыв за собой дверь.

 

Алина Поддубная



****




Крик измученной души

«… не деньгами в жизни мы богаты,

А лишь душой, свободной от сумы»


                                                                                                          (М.Прокофьев «Душа»)

 

 

 

 

 

 

     Часто ли мы в жизни встречаем сильных, мужественных людей, которые не обращая внимания на трудности, смело идут к своей мечте? Которые преодолевают такие препятствия, у порога которых большинство  сдаются и отказываются от своих желаний?

Недавно мне удалось познакомиться с Максимом Прокофьевым, который не предал свою мечту стать поэтом и 22 декабря презентовал свой первый сборник стихов «Крик измученной души».

Меня искренне поразила история этого парня. Максим, несмотря на проблемы со здоровьем, смог добиться тех высот в жизни, которые не каждому под силу. Инвалид 1-й группы с детства, казалось бы, ограниченный в своих возможностях, смог преодолеть трудности и издать небольшую поэтическую книгу.

Презентация сборника «Крик  измученной души» состоялся в библиотеке им.Штанько. Максима пришли поддержать его друзья, родственники,  также азовские поэты А.П.Пильник и Н.Ф.Дик. На протяжении всей встречи звучали стихи начинающего поэта в прекрасном исполнении З.Е. Хадыкиной – сотрудника библиотеки им.Штанько.

«Поэзия Максима отличается самобытностью. У него свой язык. Его стихи не повторяют произведения других поэтов» - так отозвалась З.Е.Хадыкина о сборнике начинающего поэта.

Мне удалось побеседовать с мамой Максима: «Писать Максим начал в 20 лет. Сначала мы не придавали этому значения, - говорит Ирина Прокофьева, – потом стали записывать стихотворения и обращаться с просьбой опубликовать их. Но получали отказы – никто не признавал его творчество, люди видели в сыне лишь инвалида. Так продолжалось до тех пор, пока Максим не познакомился с Н.Ф.Диком, который и стал первым наставником молодого поэта».

Впервые стихи Максима я повстречала на страницах газеты « ЧИТАЙки» в рубрике «ЧИТАЙ – СМС».  Произведения поэта меня не просто заинтересовали, а поразили до глубины души. Было очень любопытно познакомиться и с другими стихами автора.

В сборнике «Крик измученной души» Максим через свои стихи выражает любовь к женщине, к природе, к родине и, конечно же, к матери. Ирина Прокофьева – мама поэта – это самый главный человек в его жизни, она его ангел-хранитель, который всегда помогает и поддерживает парня.

Хочу отметить, что сам Максим назвал стихотворение «Душа» - самым любимым и ключевым в сборнике, так как оно отражает истинную суть его души – мысли, чувства, переживания. 

Каждое произведение пронизано болью и надеждой на лучшее будущее:

Забыли про божий завет-

Любить и друзей, и врагов…

Напомню вам добрый совет

Наполнить любовью свой дом

( «Частичка души»)

 «Сборник Максима – это не просто «Крик измученной души», -  объясняет мама Максима, - это вся его душа на ладони». И действительно,  произведения парня  - это не просто рифмованные строчки, это отражение самого Максима, его чувств. И, читая сборник поэта, думаешь, переживаешь и любишь вместе с ним.

После презентации гости ушли, очарованные личностью Максима, его оптимизмом, мужеством и волей к жизни. Сам поэт был счастлив. Он понял, что есть люди, которым он небезразличен.

Стремление к своей мечте заставляет людей двигаться и  совершенствоваться. Если человек верит в самого себя, любит жизнь, он получает то, что другим кажется непостижимым.

P.S. Максим, поздравляю тебя с первым серьезным шагом к мечте и желаю дальнейших творческих успехов ;)

 

Поддубная Алина

28.12.2012